Божество

В 14 лет Гена стал божеством в отдельно взятой семье.

После 8 класса он самоустранился от родительского воспитания, поступив в ПТУ и переехав жить к бабке, которая считала своим долгом потакать всем прихотям любимого старшего внука. Жизнь потекла беззаботно: его кормили, поили, обстирывали, убирали за ним, прощали ему любые выходки и никогда не говорили ни слова против.

В 18 лет Гена топнул ножкой «Хочу!» и, не слушая ничьих резонов повременить, женился на женщине старше себя. Бабка подарила любимому внуку на свадьбу свою квартиру, а сама переехала доживать свой век в дом престарелых.

Жизнь Гены и дальше потекла беззаботно: его кормили, поили, обстирывали, убирали за ним, прощали ему любые выходки и никогда не говорили ни слова против. И хотя жена тоже работала, «кормильцем» семьи считался он, а детям тумаками вбивали в голову мысль, что папа всегда прав.

Так на протяжении 50 лет своей жизни Гена был искренне убеждён, что все женщины в его окружении существуют исключительно для обслуживания его, божества…

Божественная картина его мужского мира оказалась жёстко попранной, когда женился сын. Сын не только помогал своей Тасечке по дому, но и советовался с ней по семейным вопросам!

— Кто она такая? Что ты ей позволяешь? Где это видано, чтобы мужик посуду мыл?!

— Папа, она тоже устаёт. И вообще, запомни: моя семья — мои правила..

(c) художник Somrak Maneemai

Коронавирус

Утро старика Лунга началось с неприятного открытия: витражные окна его ресторана оказались размалёваны ядовито-жёлтыми надписями «коронавирус».

Старый китаец опустился за столик у входа. Надо было приниматься за уборку, но руки не поднимались.

Лунг сидел и вспоминал, как они с женой открыли своё заведение много лет назад. Вначале обслуживали только своих, а потом расширились. Времена поменялись: люди стали больше путешествовать и интересоваться экзотическими блюдами. Восточная кухня превратилась в тренд, и Лунг даже несколько раз устраивал мастер-классы для местных домохозяек по приготовлению своей фирменной ароматной лапши с говядиной. А теперь вот такое…

Старик пришёл в себя от резкого звука хлопнувшей двери и сердитого голоса младшего внука, пятиклассника.

— Дед, они сорвали с меня наушники и кричали мне в лицо: «Убирайся отсюда, жёлтая зараза! Вы жрёте крыс и змей, вы живёте в грязи, вы — ходячий вирус!» Мои одноклассники словно сошли с ума за один день. Не пойду больше в школу.

Старый Лунг почувствовал, как закипает кровь, но привычка сохранять лицо в любых обстоятельствах взяла верх.

— Пойдём наверх. Сегодня я буду твоей школой. Расскажу тебе о чудесных изобретениях, подаренных миру нашей нацией. Ты знаешь, что зубные щётки и туалетную бумагу придумали много веков назад в Китае?..

Народ против газа

Закручинился царь Вовка: грусть-тоска его гложет государственными делами заниматься. Созвал он своих слуг думу думать:

– Что это мы всё без веселящего газа да без веселящего газа? Так и умереть можно. Надо бы воздушных шариков у соседа купить. С газом. Будем их хлопать, нюхать газ и веселиться.

– Надо бы, – соглашаются те. – Да где денег взять?

– Значит, надо что-нибудь продать, – говорит царь Вовка.

– А что?

– Что-нибудь ненужное.

Посмотрели слуги по сторонам и в едином порыве указали пальцем на собачку элитной породы по кличке Народ, что восторженно пускала слюни, лёжа у ног царя.

– Царь Вовка, а давай мы Народ за шарики с газом отдадим. У него породистость в 73% на морде написана. Дорогой он, конечно, нашему сердцу, но мы и без него проживём.

Царь Вовка даже на месте подпрыгнул:

– Точно! Народ у меня отъелся, ухоженный стал. За него наш сосед сто рублей даст. И ещё больше. А потом он от соседа убежит – и снова к нам. А мы уже газа нанюхались, весело нам.

– Да? – подскочил Народ. – А если сосед меня на цепь посадит?! Давайте, слуги дорогие, мы вас продадим. Вы у нас тоже ухоженные. Вон какие толстые за год сделались. Да и людей на цепь не сажают.

Куда там! Навалились слуги царские на Народ, лапы скрутили, намордник надели, в мешок засунули и потащили к соседу…

Любовь против рака

Рак. Пронзает мои клетки ядовитыми клешнями. Расползается по телу. Убивает больно, заставляя страдать тех, кто меня любит…

Рак. Прогрызает дыру в моём сознании. Зияющая рана пульсирует болью, переполняясь слезами тех, кто меня любит…

Рак. Втыкает в мой мозг зёрна страха. Страх разрастается до всепоглощающего ужаса, парализуя волю тех, кто меня любит…

Любовь! Она не даёт ползучей дряни исполосовать безжалостными клешнями моё сердце. Рак пятится назад, облучённый надеждой тех, кто меня любит…

Не оставляйте меня с прожорливым зверем один на один. Любите меня, даже если я превращаюсь в раковую опухоль…

PS: 4 февраля — Всемирный день борьбы против рака.

(с) художник Somrak Maneemai

Кандидатки

Быстров начал рабочий день с изучения резюме кандидаток. Из двух девушек ему предстояло выбрать одну помощницу для временной работы на международной выставке.

Кроме резюме рекрутинговое агенство прислало в отдельных файлах фотографии кандидаток. Обе выглядели молоденькими и очень разными: одна полная с прыщеватым лицом, другая худая в очках. Однако Быстров, как продвинутый работодатель, решил про себя, что выбирать будет строго по профессиональным качествам и приступил к чтению профилей.

Чёрт, ну и как тут выбирать? Резюме как под копирку! Обе учатся в одном колледже, обе отличницы, обе подрабатывают официантками в одном и том же ресторане. Наверное, ещё и за одной партой сидят! Явно подружки.

Быстров повнимательней вчитался в графу «личные качества». Вот где оно — отличие! Одна из девушек себя охарактеризовала «искренняя», а другая — «вежливая».

Ветров больше не раздумывал и отправил заявку в рекрутинговое агенство на кандидатку, отличающуюся…

(с) художник Buakow Phasom

Два года

Диагноз звучит как приговор: тебе остаётся жить два года. Всего лишь два года!

Очень трудно — принять неизлечимость болезни.

Практически невозможно — осознать отведённый болезнью срок.

Ты всегда жил для радости и рак мозга никогда не входил в твои жизненные планы. У тебя осталось два года и запасных жизней в реале не предусмотрено.

… И только радость каждой прошедшей, настоящей и грядущей минуты рядом с любимыми людьми позволяет тебе держаться на плаву. У нас ещё целых два года вместе!

Художник Yutthakorn Pengwisai

Памяти рейса PS752

Некий владелец заводов, банков и медиахолдинга любил баловаться авиакомпаниями. Одну компанию он успешно обанкротил, самолеты по дешёвке перевёл в актив другой компании, потребовал у государства компенсации. Профит!

Но как дальше зарабатывать деньги на отстающей в сервисе и теряющей рейтинги авиакомпании? Правильно, надо открыть авиасообщение в горячую точку на карте.

Бизнесмен всё гениально рассчитал: конечно, отечественные туристы в горячую точку за острыми ощущениями не полетят. Но!!! Никакие приличные авиакомпании в страны террористического риска не летают, поэтому можно неплохо заработать на транзитных пассажирах в Европу и Северную Америку. Профит!

В свете последнего ирано-американского конфликта страх нарваться на неприятности всё-таки был, поэтому экипаж был усилен опытнейшим лётчиком-инструктором. Но ракете класса «земля-воздух» всё равно, сколько в самолёте пилотов и пассажиров. В небе навеки остались все…

А у бизнесмена появился верный повод обанкротить ещё одну авиакомпанию, снова потребовать компенсации у государства и полететь дальше по розе ветров. Профит!

…Покойтесь с миром, пассажиры и экипаж рейса PS752…

Снегурочка

Хозяин сегодня посветлел лицом. Радуется. Гости собрались, тоже радуются, песни поют во славу младенца невидимого.

Не пойму, кто у моего болезненного старика мог народиться? А меня зачем расшевелили от зимней дремоты? Что за куклу в красном наряде посадили со мной рядом? Почему меня называют «Снегурочкой» и смеются?

Оооо, этот запах я не перепутаю ни с чем. Запечённая индейка! Ради неё можно и полежать под ёлкой до первой звезды, надёжная охрана от мышей не помешает…

С Рождеством!

Тысяча и одна ночь

Они жили в соседних домах: любознательный мальчик и мечтательная девочка.

Вернувшись из школы при мечети, Рашиф выходил поиграть в общий двор. Она выходила тоже, чтобы послушать его чудесные истории о бродягах и разбойниках, об ангелах и джиннах, о волшебной лампе и ковре-самолёте, которые в мгновение ока могут унести своих повелителей к свету сказочных звёзд…

Невинные встречи детства закончились быстро: строгие правила ислама запрещают подросткам быть рядом без надзора чужих глаз. Рашифа женили на девушке из другого города. Ей нашли мужа постарше и побогаче…

Сорок лет они жили на параллельных орбитах, строя собственные семьи в соседних домах и воспитывая детей. Болезнь унесла вначале её мужа, потом его жену…

И вот им обоим уже под 60, они по-прежнему живут рядом, но им нельзя встречаться. Раз в неделю в сопровождении сына она ходит на рынок и формально здоровается, проходя мимо прилавка Рашифа. Пока сын разглядывает товары других продавцов, он тайком даёт ей письмо. Пряча сияние глаз, она опускает голову и торопится уйти, скрывая заветный листок в складках паранджи.

Ночью она достаёт письмо. Как нежно пахнет бумага! Какой у Рашифа красивый почерк! Кажется, от тонких страничек идёт волшебный свет историй из детства. Сладкие мурашки бегут у неё по коже: она знает (всегда знала!), что это любовь.

Ах, если бы только она умела читать…