Первое сентября

Завтра в школу!

Эта мысль окрыляла и подгоняла. Без пяти минут третьеклассник Витёк бешено крутил педали подаренного отцом велосипеда, лихо обруливая ямы на дороге.

Дома ждали новенькая форма, проверенный в школьных боях портфель и ещё незапятнанные тетрадки. Так, надо не забыть завести будильник на пораньше. Наверняка задавака Инка придёт на линейку первой, и (пока никто не видит!) надо успеть пригласить её покататься на модном велике после уроков.

Вечернее солнце неспешно опускалось над степью, озаряя всё вокруг золотисто-розовым светом и замечтавшийся Витёк катился по дороге, как в волшебном сне. Чудилось, что долгожданное завтра уже наступило и подобревшая задавака Инка улыбается ему солнечным взглядом прямо сейчас…

Канава! Резкий удар выбил руль из рук и Витёк полетел вперёд, пропахав носом пару метров по асфальту. Кажется, он даже потерял сознание. Очухался, огляделся вокруг: слава богу, дорога пустая, никто не видел позорного падения. Только потом заметил, что шорты и футболка порваны напрочь, а исцарапанное тело всё в крови. Затем пришла боль.

Усилием воли Витёк поднялся и, прихрамывая, огородами покатил искорёженный велосипед домой. Старший брат выпал в осадок от его внешнего вида:

— Ну ты красава!

Он загнал орущего от боли Витька под душ, а потом уложил на диван, под покрывало.

Родители вернулись с работы позже обычного. Старший сын с заговорщическим видом завёл их в комнату, где на диване дремал Витёк, и с триумфальным криком «Вуаля!» сдёрнул покрывало.

Мальчик спросонья хлопал глазами, не понимая, почему мама схватилась за сердце, а отец выронил из рук букет гладиолусов, купленный к Первому сентября…

Мама не выпускала Витька из дома три дня, безжалостно обрабатывая раны зелёнкой. Появление пятнисто-зелёного Витька в школе надолго закрепило за ним обидную кличку «Зелепупс». Больше всех потешалась задавака Инка и от этого было больно вдвойне…

Николаевская область, Украина

Калейдоскоп

— Выбирай.

От изобилия у Мишани рябило в глазах. Полки сувенирного магазина ломились от всякой никому ненужной всячины, которую покупают на «долгую и вечную память» о посещении туристических мест.

Изобилие было скучным. Вещи были массовыми, банальными и не заставляли детское сердце сиять от восторга.

Восторг пропал у Мишани уже на четвёртый день большого путешествия. Родители хотели охватить всё сразу и при этом экономили деньги, поэтому они везде останавливались только на одну ночь, днём ударными темпами осматривали главные достопримечательности, а вечером перемещались в следующую точку на карте.

Мальчик устал. Посещаемые города и страны превратились для него в одну бесконечную гармошку впечатлений. Мишаня послушно улыбался для фото у очередного собора в очередном городе в очередной стране, но уже абсолютно потерял радость путешествия. Все соборы, города и страны выглядели одинаково.

И вот в последний день трёхнедельной поездки родители разрешили Мишане купить себе сувенир на память. Мальчик задумчиво оглядывался. Наконец он осторожно взял с полки подарок по душе, но получил резкий выговор отца:

— Такое можно купить везде. Это же ни о чём.

Мишаня упрямо насупился.

— Мне нравится.

Родители недоуменно пожали плечами, но всё-таки купили выбранный сыном подарок на память о большом путешествии: детский калейдоскоп, поворачивая который в руках, превращаешь реальность в бесконечную гармошку впечатлений…

Кафедральный Собор в Лиссабоне

Прорыв в будущее

В школьном выставочном зале царило гробовое молчание. Первыми прорвало детей:

— А где же наши работы?

К их возмущённым голосам добавился недовольный гул родителей:

— Да, где все работы? Что за безобразие?!

Кто-то из девочек начал всхлипывать. Директриса схватила микрофон и завела речь о творческих инновациях, о современных технологиях, о прорыве в будущее. Её никто не слушал. В зале разбушевалась эмоциональная буря всеобщего негодования.

Целый месяц пятиклассники работали над личными проектами спасения планеты Земля от глобального потепления, перенаселения, терроризма, неравенства, пластикового мусора, смертельных эпидемий. Дети горячо обсуждали идеи, корпели над эскизами, искали убедительные средства выражения, рисовали и мастерили. Директриса разослала всем родителям приглашения на «фантастическое мероприятие».

И сегодня детям не терпелось похвастаться своими работами, а родителям — погордиться своими чадами. Но зал был пуст. Вместо рукотворных проектов со стен выставочного зала на зрителей смотрели безликие квадраты скан-кодов…

Мяч

Разговор не клеился. Не поднимая взгляда, Янек односложно отвечал на вопросы отца, которого не видел почти 8 лет, и еле сдерживался, чтобы не бросить тому в лицо хлёсткое «предатель». Терпел. Ради мамы.

Отец вдруг вспомнил беспроигрышную, как ему казалось, тему:

— А в футбол продолжаешь играть? Ты ведь был лучше всех пацанов во дворе — моя школа! А мяч? Я ж тебе фирменный мяч прислал в подарок на 10 лет! Цел ещё?

Янек нехотя полез под кровать, вытянул ящик со всякой всячиной, достал мяч.

— Цел твой мяч.

Мяч действительно выглядел новеньким.

— Ты что, разлюбил футбол, что ли? Ты ж мужик!

Обида на отца захлестнула Янека: приехал тут, подарками попрекает, жизни учит… Подросток взорвался криком:

— Не играет больше никто в твой футбол! В окно посмотри — нет никого во дворе, пацаны теперь в сетевые игры рубятся!!!

Янек швырнул мяч в руки оторопевшему отцу и, громко бахнув дверью, выскочил на улицу, глотая непрошеные слёзы…

Вкус Победы

Сладость… Сладость навсегда стала для Лиды главным вкусом Дня Победы.

В тот день мать отправила шестилетнюю дочь с благой вестью об окончании войны к бабушке, на хутор, где не было ни автомобильных дорог, ни радио. Лида бежала через цветущую балку, её детское сердце стучало у самого горла, вырываясь в прозрачное майское небо с криком «Победа!»

От новостей бабушка расплакалась, а потом на радостях достала из дальнего угла сложенную в несколько слоёв тряпицу и извлекла из неё два леденца. Конфеты сохранились после немцев, которые останавливались на хуторе. Один леденец бабушка подарила Лиде, другой передала трёхлетней Аллочке. Праздник!

Лида никогда в своей жизни не ела конфет. Она благоговейно положила леденец на язык и ароматная сладость моментально покорила всё её существо. Блаженство!

Домой она шла потихоньку, медленно лаская свою конфету язычком за левой щекой и боясь выронить из ладошки липкий гостинец для Аллочки. Вдруг её озарила мысль: она спрятала сестрёнкин леденец за правую щёку — оттуда точно не выпадет! Дорога сразу пошла веселее, а неизбалованная Аллочка совсем не обиделась, получив изрядно обслюнявленный подарок от бабушки.

Уже позже ко Дню Победы прибавился вкус горечи — когда Лида поняла, что пропавший без вести отец не вернётся с войны никогда…

Змеёныш

Холодная мерзость касается тёплой кожи, извивается по спине и Санька, ещё не до конца понимая — что это, начинает пронзительно визжать. Он прыгает на месте, пытается сдёрнуть майку, наконец падает на землю и катается по мху.

Лёха, старший брат Саньки, наблюдает за малым с безопасного расстояния. Он больше не смеётся. В его голове испуганно бегают мысли: а вдруг соседский пацан обманул и маленькие гадюканчики всё-таки ядовитые? Это Лёха нашёл гадючье гнездо, схватил новорождённых змеёнышей в горсть и запустил их ничего не подозревающему младшему братцу за шиворот.

Обессиленный Санька наконец перестаёт кричать и лежит, не двигаясь, у старого пня — там, где старший брат нашёл змеиное гнездо. Лёха хватает его за обе руки, поднимает на ноги, тянет в сторону дома. Вдруг мать-гадюка приползёт?

Санька в глубоком шоке. Его бьёт дрожь. Он пытается что-то сказать, но звуки застревают в горле…

Санька никогда не расскажет родителям о том, что произошло тем утром в лесу. Много ночей он будет просыпаться от кошмарного ощущения холода на голой коже спины. И он будет заикаться ещё долгих тридцать лет, пока не освоит искусство сидеть в тишине и останавливать мысли…

Работа художника Ву Гуанжонга

Сказка о лунном лучике

Жил-был маленький золотистый лунный лучик. Он был совсем тонкий, с трудом пробивался сквозь густые тучи. В сумрачном лесу он часто терялся среди веток. В спящем городе он не мог попасть в комнату через окно, если шторы были задернуты.

Он мечтал стать таким, как старшие братья – сильные и яркие солнечные лучи, чтобы приносить всем тепло, жизнь и радость. Лучик печалился:

— Неужели я всегда буду таким слабым? Что я смогу сделать хорошего?

Но однажды красивая серебряная звёздочка сказала ему:

— Мы с тобой – особенные. Мы умеем светить ночью и дарить миру волшебство. Просто гори от всего сердца и ничего не бойся!

И лунный лучик побежал по тёмной воде реки и нарисовал сверкающую дорожку. Все ночные птицы, рыбы и даже деревья на берегах залюбовались ею. Потом лучик пробрался в открытую форточку одного дома и ласково погладил по щеке малыша, и тому приснился сказочный сон. Лучик заиграл на лесной листве и помог заблудившемуся в темноте оленёнку найти свою маму.

А к утру он, усталый и счастливый, возвратился домой – в лунный диск. И спрятался там до заката, до следующих подвигов…

PS: Эту сказку написал мальчик, живущий в хосписе во Владивостоке, Миша, ему 12 лет. С прошлой осени он «отказной» у врачей. Он написал эту сказку на школьный литературный конкурс, но это не так важно. Важно, что он хочет, чтобы его сказку читали.

Поделиться этой сказкой — одно из тех Чудес, которые мы можем сделать своими руками – чтобы исполнилось желание ребенка и сказка прошла более длинный путь. Если вы поместите эту сказку у себя на странице, Миша вам будет очень признателен, возможности разместить свою сказку в интернете у него нет.

И давайте вместе попросим высшие силы помочь маленькому сказочнику написать ещё много, много добрых сказок!

«Вишня», худождник Олег Шупляк

Дороги небесные

Мальчик мечтает…

Мальчик мечтает стать лётчиком. Сегодня семья летит в путешествие, а ему всё равно — куда. Пункт назначения не важен, главное — быть в самолёте, смотреть в иллюминатор на бескрайнее небо и далёкую Землю и представлять себя первым пилотом!

У мальчика сложились свои ритуалы авиапутешествий. Обязательно одеть тельняшку с ласточкой. Непременно взять книгу «Воздухоплавание: вояж глазами лётчика». Тайком от родителей спрятать на дно рюкзачка любимого плюшевого слона с крыльями. Ни в коем случае не спать во время полёта и перепробовать все соки, которые предлагают улыбчивые стюардессы.

Мечтательный мальчик верит, что каждый его взлёт будет стремительным, а посадка мягкой. Ведь он станет лётчиком, чтобы невидимой нитью проходить сквозь воздушные океаны, соединяя людей друг с другом. Потому что все дороги, даже небесные, ведут к людям, не так ли?

«Посланник звёзд», Arnaud Nazare-Aga

Боль

Проверка контрольных. Класс замер в тишине. Дети плохо справились с заданиями и знают — я недоволен. Вызываю по очереди.

— Зунг!

В отличие от предыдущих мальчиков, щуплый Зунг не плачет и не молит о пощаде. Лишь только морщится от боли каждый раз, когда моя хлёсткая линейка бьёт по его раскрытым ладоням. Меня злит и вгоняет в раж это молчание, я одержим желанием унизить гордеца. Капли крови появляются на детских ладошках…

Спустя 30 лет, после войны, Зунг заходит в школу — проведать меня, старого учителя. Мой ученик неловко обнимает меня одной рукой.

— Учитель!

— Зунг!

Я чувствую, как вспыхивает и в одно мгновение сгорает дотла моя душа при виде пустого рукава Зунга. Меня преследует боль воспоминания: я снова и снова вижу, как гордый мальчик идёт на место, прижимая две окровавленные ладошки к груди…

(c) Автор Vũ Thoảng, название в оригинале «Nỗi đau»

Wat Phra Pathom Chedi, провинция Nakhon Pathom, Таиланд

Локомотив

Тревога постепенно улетучивается из материнского сердца, освобождая дорогу хрупкой радости. Сын счастлив! Пятилетний Лео подпрыгивает на месте и, смеясь, хлопает себя по бокам. Он — главный герой вечеринки «Львиный поезд». Любимая фишка в честь дня рождения!

Она готовила сына к большому событию целый месяц. Вместе раскрасили во все цвета радуги билеты-приглашения, нарисовали стенгазету «Мне пять лет!», разучили песенку паровозика из Ромашково, придумали конкурсы для гостей.

И сегодня Лео без задержек рассортировал грузы по пунктам назначения, ловко сцепил вагончики по номерам, уверенно прочертил маршрут на карте. Его выбрали локомотивом команды и он привёл ребят по «рельсам» прямо к «вокзалу», где был спрятан торт-паровозик.

Радость и надежда переполняют материнское сердце. Первая настоящая вечеринка сына! Лео иногда поглядывает на маму, но сам справляется с наплывом эмоций и сенсорных раздражителей. Шумные гости, игры, музыка… И Лео, её чувствительный Лео, не визжит, не кусается, не виснет на маме и не забивается в угол, закрыв уши ладонями.

И ещё — он наконец-то говорит! Правда, пока просто повторяет фразы из мультфильмов, но ведь это только начало пути.

Доброй дороги, локомотив Лео!