Сливной бачок

Андрей наморщил лоб: о думы мои, думы… Задача поставлена, предоплата получена, осталось только правильно вылить ушат интернет-грязи на ничего не подозревающую жертву.

Подрабатывая написанием заказных статеек, бывший выпускник журфака Андрей скромно считал себя «политическим инфлюэнсером». Главное, изображать из себя обеспокоенную общественность, гнать эмоциональную волну и никогда не указывать источники информации. У нас свобода слова!

Так… кто на этот раз? Посол? Мда, не умеют заказчики предоставлять компромат… Тут же ни к чему не подкопаешься: со всех сторон порядочный человек. Так… А что супруга? О, замечена на мероприятии? В сшитом на заказ платье? Много улыбалась? Ха!!!

Морщины на лбу Андрея расправились сами собой, пальцы бойко застучали по клавишам.

«Такая-сякая… Посещает банкеты, когда народ выживает на полвареника… Наряжается, когда бюджетники не видят зарплату… Развлекается, когда над родиной сгустились тучи… Прошу президента обратить внимание на её супруга, посла такого-то…»

Так, ещё добавить парочку гневных манипуляций и готово, пипл схавает! Андрей нажал кнопку «опубликовать». Понеслось… по трубам!

Полученная предоплата грела онлайн-кошелёк, а осознание себя причастным к большим делам грело душу. Вдруг на экране высветился файл, присланный анонимным заказчиком на посла: ещё довольно молодой человек, интеллектуал, самостоятельная карьера с нуля, патриот, жена-красавица, трое детей… Андрей Боечко отогнал накатившее непонятно откуда чувство горькой зависти, закрыл файл и приступил к следующему заказу…

Зубожіння

Возвращаться на родину было страшно: лента новостей пестрела гневными заголовками о том, как за последние пять лет шоколадный барыга обобрал народ до нищеты. Как смотреть друзьям в глаза, когда сам как вареник в масле катаешься в сытом зарубежье? Но родители не молодеют, и потому Лёня решился приехать.

Родное село встретило новшествами: аккуратные газончики вдоль дороги, перед сельсоветом — детская площадка и спортивные тренажёры, в каждом доме — пластиковые окна, в каждом дворе — спутниковая антенна, в каждом огороде — капельное орошение. Родители наперебой рассказывали об открывшихся магазинах, о такси-сервисе до райцентра и даже — диковинка! — о маникюр-салоне. За три дня общения с друзьями у Лёни отлегло от сердца- жизнь в селе налаживается. Врут всё в ваших интернетах!

Родительский дом требовал ремонта, и в один из дней Лёня отправился в строительный супермаркет — тоже новинка на селе. Профессиональным взглядом окинул полки и присвистнул про себя — да тут товара не на один миллион долларов! Нашёл нужные инструменты, отстоял длинную очередь к кассе, расплатился и только направился к выходу, как почувствовал манящий запах кофе. Так и есть: в углу — стойка, пара столиков и миловидная блондинка колдует за кофейным аппаратом.

— Какой кофе делаете?

— Сегодня веронский.

— Супер.

Завязался непринуждённый разговор. Блондинка улыбалась, Лёня радовался всем сердцем: настоящий заварной кофе, в родном селе! Чудеса.

— Сколько с меня?

— Восемь гривен.

— Как восемь?

— У нас уже два года чёрный кофе по восемь. Цены стабильные.

— Ну и цены у вас. Даром!

Пока Лёня полез в портмоне за деньгами, блондинка поспешно сказала:

— Только найдите без сдачи, пожалуйста. А то все идут с двухсотками.

— Да уж, на селе нищета такая, что аж зубы сводит, — шутливо заметил Лёня, но, получив в ответ враждебный взгляд блондинки, не стал развивать тему дальше.

За время отпуска Лёня ещё не раз заходил выпить кофе, но посуровевшая блондинка обслуживала его молча и на крупные купюры больше не жаловалась…