Два факела

Моё имя — Цветок Сливы. Твоё имя — Мир и Покой…

Я — всего лишь слабая женщина, простой человек без особых талантов и ярких способностей. Но я остро чувствую боль каждый раз, когда вижу, что они творят с моей родиной: любые мечты о свободе и счастье потеряли здесь смысл. Я знаю, ты чувствуешь так же…

В беззвучной молитве я поджигаю себя на глазах у людей, застывших от ужаса. Я жертвую телом, чтобы стать факелом и рассеять бездонную тьму. Я горю, чтобы высечь искру любви и дать мир моей родине. Я знаю, ты хочешь того же…

Смрад наших скорченных тел вызывает рвотный рефлекс у тех, кто нас унижал. Для привыкших жить на коленях мы — сумасшедшие. Для тех, кто стремится к свободе, мы — лучи света…

Иди ко мне. Я приму твою боль…

Ты и я. Мы ушли чёрным дымом в бесстрастное небо, но мы всё ещё здесь…

PS:

16 мая 1967 буддийская монахиня Нят Тьи Май (Вьетнам) совершила акт самосожжения в знак протеста против продолжающейся кровопролитной войны.

2 октября 2020 независимая журналистка Ирина Славина (Россия) совершила акт самосожжения в знак протеста против продолжающихся репрессий путинского государства.

Родительский день

Стоять на кладбище под накрапывающим дождём было неуютно. Апрельский туман запутался в верхушках мокрых деревьев, создавая атмосферу зябкой унылости и потерянности. Казалось, что весна здесь и сейчас остановила свой жизнеутверждающий ход.

Братья не виделись давно, после похорон матери. Она ушла восемь лет назад, тихо угаснув после скоропостижной смерти второго мужа, Лаврентьича.

Первые пять минут у нового надгробного памятника прошли в молчании. Наконец старший брат с нескрываемой злостью выдавил из себя:

— Почему ты меня не спросил?

— Ты бы не захотел… А она его любила. Лаврентьич её на руках носил!

— А как же отец? Ты его предал!

— А ты его вообще помнишь? Вечно пьяного, злого, бросающегося на мать? Водка нашего папашу вовремя убила, а то я бы сам его прикончил. А мама расцвела с Лаврентьичем, он ей настоящую жизнь подарил!

С фотографии на памятнике, из ореола потустороннего счастья, на братьев смотрели улыбающаяся мама и её поздно обретённая вторая половинка — Лаврентьич…

(с) художник Paramat Lueng-on

Прощение

Мы часто путаем прощение с примирением…

Прощение — это твой личный внутренний процесс освобождения от негатива. Для примирения же требуются двое…

Прощение другого человека не меняет его никоим образом. Прощение не делает обидчика безопасным для тебя. Прощение не значит, что отношения вернутся к тому, что было раньше.

Увы, обидчик может принять твоё прощение за открытое позволение продолжать плохо относиться к тебе. Поэтому прощая, устанавливай границы, чтобы защитить себя.

Прощение не означает, что ты перестаёшь говорить правду. Простив, тебе не надо притворяться, будто ничего не случилось. Твоя история остаётся твоей.

Прощать — это трудно, но это нужно тебе. Твоему сердцу. Твоему будущему. Прощая, ты сознательно освобождаешься от чувства мести или ненависти.

Осознанное прощение изменит твою жизнь, сделает тебя лучшим человеком. И кто знает, какой новый путь откроется внутри тебя…

Любовь против рака

Рак. Пронзает мои клетки ядовитыми клешнями. Расползается по телу. Убивает больно, заставляя страдать тех, кто меня любит…

Рак. Прогрызает дыру в моём сознании. Зияющая рана пульсирует болью, переполняясь слезами тех, кто меня любит…

Рак. Втыкает в мой мозг зёрна страха. Страх разрастается до всепоглощающего ужаса, парализуя волю тех, кто меня любит…

Любовь! Она не даёт ползучей дряни исполосовать безжалостными клешнями моё сердце. Рак пятится назад, облучённый надеждой тех, кто меня любит…

Не оставляйте меня с прожорливым зверем один на один. Любите меня, даже если я превращаюсь в раковую опухоль…

PS: 4 февраля — Всемирный день борьбы против рака.

(с) художник Somrak Maneemai

Тысяча и одна ночь

Они жили в соседних домах: любознательный мальчик и мечтательная девочка.

Вернувшись из школы при мечети, Рашиф выходил поиграть в общий двор. Она выходила тоже, чтобы послушать его чудесные истории о бродягах и разбойниках, об ангелах и джиннах, о волшебной лампе и ковре-самолёте, которые в мгновение ока могут унести своих повелителей к свету сказочных звёзд…

Невинные встречи детства закончились быстро: строгие правила ислама запрещают подросткам быть рядом без надзора чужих глаз. Рашифа женили на девушке из другого города. Ей нашли мужа постарше и побогаче…

Сорок лет они жили на параллельных орбитах, строя собственные семьи в соседних домах и воспитывая детей. Болезнь унесла вначале её мужа, потом его жену…

И вот им обоим уже под 60, они по-прежнему живут рядом, но им нельзя встречаться. Раз в неделю в сопровождении сына она ходит на рынок и формально здоровается, проходя мимо прилавка Рашифа. Пока сын разглядывает товары других продавцов, он тайком даёт ей письмо. Пряча сияние глаз, она опускает голову и торопится уйти, скрывая заветный листок в складках паранджи.

Ночью она достаёт письмо. Как нежно пахнет бумага! Какой у Рашифа красивый почерк! Кажется, от тонких страничек идёт волшебный свет историй из детства. Сладкие мурашки бегут у неё по коже: она знает (всегда знала!), что это любовь.

Ах, если бы только она умела читать…

Возвращение

Первые выходные за три года! Для полного счастья в эти два долгожданных дня Мише не хватало только любимой жены рядом: Таня участвовала в международном конкурсе профессиональных визажистов в далёком Шанхае.

Суббота выдалась ещё по-летнему солнечной. Миша с дочкой навестили родителей, погуляли в ботаническом саду, принесли домой охапку разноцветных листьев. В воскресенье, испугавшись накрапывающего дождика, они ограничились походом в кино и супермаркет. Миша накупил вина, сыра и морепродуктов — захотелось порадовать Таню романтическим ужином дома.

Успехами жены Миша гордился даже больше, чем своими собственными. Сердце по-мальчишески таяло, когда его красавица Таня размещала в Инстаграм свои фото с зарубежных конкурсов с благодарственной припиской «спасибо моему любимому мужу за поддержку».

Вечером воскресенья Таня устало вошла в квартиру, наполненную светом осенних букетов и запахами праздничного ужина. Родные не могли от неё оторваться: соскучились за неделю. Наконец она уединилась в ванной, а Миша с дочкой занялись сервировкой стола, распевая «Can you feel the love tonight» из просмотренного днём фильма «Король-Лев».

Вдруг на экране телефона, оставленного Таней в прихожей, высветилось сообщение. Миша подошёл посмотреть — может, что-то важное требует неотложного Таниного внимания? Он читал сообщение и казалось, что из глаз сейчас брызнет кровь: из текста было ясно, что неделю в Шанхае его жена провела с неким Александром и тот уже скучает по «своей львице».

Телефон жёг руки. Миша как был в домашних тапках на босу ногу, так и выскочил из квартиры на осеннюю улицу. Он почти бежал, не замечая луж и яростно выплёвывая себе под нос проклятья. В одном из дворов он остановился перед мусорным контейнером, с размаху швырнул в него злосчастный телефон и услышал, как разбивается сердце…

Секс как медитация

Представь.

Жизнь — это женщина. Жизненность — это мужчина. Две стороны одной медали, разные и неразделимые.

В любви гармоничное сочетание женщины и мужчины приводит к равновесию сил и забвению себя.

И тогда секс превращается в медитацию…

Художник Veerachan Usahanun

Целуй

Мы всё время чего-то касаемся, но чаще всего не замечаем этого.

Мы обращаем внимание на прикосновения, только если они приносят дискомфорт (вроде камушка в обуви) или вызваны сильным желанием (вроде первого поцелуя). Такая невнимательность — защитная реакция организма. Ведь если осознавать абсолютно все касания, то это может оказаться пугающим, даже разрушительным.

Конечно, мы больше обращаем внимание на прикосновения людей, а не предметов. Но увы, когда мы спешим, мы бессознательно превращаем своих любимых людей в объекты, обесчеловечиваем их.

Не спеши. Отсутствие поцелуя и дежурный поцелуй — одинаково плохо.

Осознавай прикосновения своих губ и сердца, чувствуй радость, рождающуюся внутри тебя.

Будь человеком. Целуй осознанно.

Что я вижу

Посмотрите на мой рисунок. Что вы видите? Давайте я вам расскажу.

Этот рисунок про моего папу. Рождественской ночью он едет домой. Ко мне и маме. Он знает, что мы его ждём и поэтому он не торопится — ведь зимние дороги опасны. Тише едешь — дальше будешь! Папа едет издалека, везёт гостинцы от дедушки и бабушки. Спорим, что на дне пакета спрятаны зайцы-леденцы и медовый пряник с айвовым повидлом? Для меня.

Папа за рулём уже третий час, и хотя музыка скрашивает долгую дорогу, постепенно наваливается усталость. Он останавливается отдохнуть и выпить горячего кофе.

Папа любит чёрный кофе, без молока и сахара — крепкий, как он сам. Я пока ещё ни разу не пила настоящий кофе (мама позволяет мне только слизывать пенку со своего капучино), но папа говорит, что самый вкусный кофе заваривают во Вьетнаме. По его словам, уровень крепости — «вырви глаз!», и я представляю себе маленьких одноглазых вьетнамцев, несущих корзины бананов … Так, я отвлеклась, это сюжет для другого рисунка!

А сейчас папа сидит в кафе, греет ладони об стаканчик ароматного кофе и смотрит на небо. Однажды он пообещал мне подарить луну, но её очень трудно поймать: она то растёт до размера огромного колеса, то истончается до остроносого месяца. Мой папа — мечтатель. Хотя он давно уже взрослый…

Мама разглядывает мой рисунок и улыбается: в астрономии её дочь не сильна, ковши сестёр-медведиц смотрят не туда, куда надо. Но это не имеет значения, потому что сегодня я рисую тепло любви, а не карту звёздного неба…

PS: работа Дарины участвует в конкурсе рисунков (для оформления кофейных стаканчиков сети заправок WOG). Вы можете поддержать Дарину, пройдя на ссылке и нажав «сердечко» https://dyvokava.wog.ua/?page=5#830

Солнце и его цветы

И вдруг ты спрашиваешь:

— А что за связь существует между тобой и подсолнухами?

Я показываю тебе на жёлтое море, тянущееся до самого неба, и говорю:

— Подсолнухи поклоняются солнцу.

Только когда оно приходит, они пробуждаются к жизни.

Когда солнце уходит, они склоняют головы в скорби.

То, что солнце делает с этими цветами — ты делаешь со мной…