Детям

Мечтайте с амбициями,

Лидируйте с убеждением,

Смотрите на себя так, как другие вас возможно и не видят: просто потому, что они никогда не видели этого раньше.

* * *

Так обратилась в своей победной речи Камала (Цветок Лотоса) Харрис — первая цветная женщина, выбранная вице-президентом США…

Тысяча и одна ночь

Они жили в соседних домах: любознательный мальчик и мечтательная девочка.

Вернувшись из школы при мечети, Рашиф выходил поиграть в общий двор. Она выходила тоже, чтобы послушать его чудесные истории о бродягах и разбойниках, об ангелах и джиннах, о волшебной лампе и ковре-самолёте, которые в мгновение ока могут унести своих повелителей к свету сказочных звёзд…

Невинные встречи детства закончились быстро: строгие правила ислама запрещают подросткам быть рядом без надзора чужих глаз. Рашифа женили на девушке из другого города. Ей нашли мужа постарше и побогаче…

Сорок лет они жили на параллельных орбитах, строя собственные семьи в соседних домах и воспитывая детей. Болезнь унесла вначале её мужа, потом его жену…

И вот им обоим уже под 60, они по-прежнему живут рядом, но им нельзя встречаться. Раз в неделю в сопровождении сына она ходит на рынок и формально здоровается, проходя мимо прилавка Рашифа. Пока сын разглядывает товары других продавцов, он тайком даёт ей письмо. Пряча сияние глаз, она опускает голову и торопится уйти, скрывая заветный листок в складках паранджи.

Ночью она достаёт письмо. Как нежно пахнет бумага! Какой у Рашифа красивый почерк! Кажется, от тонких страничек идёт волшебный свет историй из детства. Сладкие мурашки бегут у неё по коже: она знает (всегда знала!), что это любовь.

Ах, если бы только она умела читать…

Преображение

Помирая, назначил старший болотный чёрт после себя преемника — никому неизвестного моложавого беса. Бахнул новый чёрт левым копытом по высокой кочке, полетела вонючая тина аж до небесных светил и уверовали лягушки, что преобразится скоро их гнилое болото в чудесное озеро с молодильной водой и белыми лебедями.

Двадцать лет ждали лягушки сказочного превращения. Не дождались. Лишь только ощетинились частоколом камыши вокруг высокой кочки, где обитал старший чёрт со своими бесами, да взяли в кольцо гнилое болото цепные слизняки — дабы не вздумали лягушки ускакать в поисках трясины почище.

А молва шла, что преобразилась высокая кочка в сказочное местечко: и ароматные лотосы там цветут, и белоснежные лебеди там курлычут, и жирных мошек там раздают слизнякам и бесам. А ещё молва шла, что выкопали бесы колодец с молодильной водой и потому главный чёрт не стареет, бодрячком держится: копытом торфяник роет, хвостом у соседей камыши отбирает, голым задом небесным светилам угрожает. И потому, несмотря на возрастающую вонь и скудное пропитание, гордились лягушки своим гнилым болотом.

Лишь редкие из них продолжали мечтать о сказочном преображении…

Раз собрались они у высокой кочки попросить у старшего чёрта допуска к молодильному колодцу: получили осокой по лапкам от цепных слизняков. Другой раз собрались они у высокой кочки: снова получили осокой по лапкам от цепных слизняков. Третий раз собрались они у высокой кочки: и опять получили осокой по лапкам от цепных слизняков.

Четвёртый раз…

Пятый раз…

Десятый раз…

Преображение.

Хищник

— Кто сказал «мяу»?

Тебе послышалось. Я не мяукаю. Я — хищный зверь. Меня сделали из мусора.

Из той самой бутылки из-под газировки, что ты покупаешь каждый день. Из того самого пластикового пакета, что ты берёшь в супермаркете каждую неделю. Из той самой остро-модной вещички из H&M, что надоедает тебе за месяц. Из того самого дешёвого китайского стульчика, что сломался меньше, чем за год.

Я — мусорный хищник. Я ем всё. И я расту. Меня кормишь ты.

Ну же! Давай. Сделай это! Я знаю, ты можешь. Носи с собой многоразовую бутылку для напитков. Захвати в магазин складную сумку. Посмотри на вещь в витрине и пройди мимо. На сэкономленные деньги купи добротный стул. Сократи мусор в своей и моей жизни.

Я не хочу больше расти. Я мечтаю быть обычной кошкой. Жить в твоём уютном доме, незагаженном ненужными вещами. Пить молоко из фаянсового блюдца. Подставлять спинку для любящих поглаживаний. И однажды вечером сказать тебе благодарное «мяу»…

Набережная Expo в Лиссабоне

Рождение поэта

Июньский воздух над рисовыми полями такой плотный, что ветер закручивается чудесными вихрями и уносит мальчика в мир несбыточных фантазий. В потоках жаркого ветра ему чудятся коварные русалки и простодушные демоны, рогатые драконы и крылатые кони, громогласные великанши и немой флейтист.

Мальчик станет поэтом. Он будет писать так, как никто никогда раньше не писал на его земле. Его слова будут стучать в сердца королей и простолюдинов.

Он познает славу и отчаяние. Он будет заливать рисовым вином запретную любовь к прекрасной принцессе. Пьянки приведут его к кровавым дракам. Он выстоит, но будет посажен в тюрьму.

Позже, разжалованный из придворных поэтов, он станет монахом. Отрешившись от людской суеты, он выразит в стихах пронзительную боль и вдумчивую радость своего сердца. Он переживёт четырёх королей и станет подлинным властителем людских душ.

«Я служу благодати. Дай мне силы достичь просветления.

Я рождён, чтоб словами пройти сквозь время и зажечь небеса…»

Деньги, которые пахнут

В тот день Амит не мог заставить себя работать. Сидел у стены, уставившись в одну точку, безмолвно оплакивая ускользающее из рук счастье дочери…

Он никогда не рассказывал ей, где он работает. Зачем девочке стыдиться, что её малограмотный папа днями напролёт сортирует мусор на городской свалке? После грязной работы он начисто смывал с себя запах чужих отходов и шёл домой, к семье, рассказывать байки про несуществующий офис.

Каждая заработанная копейка вкладывалась в будущее. Амит свято верил, что хорошее образование выведет в люди. И покупал девочке книги…

По окончанию школы умница-дочь получила приглашение учиться в университете. У Амита язык не поворачивался сказать ей, что отложенных денег не хватает на первый взнос и что ни один банк не даёт кредит на образование дочери мусорщика.

В тот день он просидел, растерянный, среди неразобранных корзин мусора до самого вечера. Сил идти домой не было — как можно разбить детские мечты?

Первым к нему подошёл начальник бригады. Похлопал по плечу и молча вложил Амиту в руки деньги — весь свой заработок за неделю. За ним подтянулись другие мусорщики. Наконец бригадир сказал:

— Пусть выучится. За нас всех.

Амит опустил лицо в потёртые денежные бумажки на дрожащих ладонях. Он плакал…

Рисунок Leah Kagassa с оригинального фото GMB Akash