Я спросил

Я спросил землю: как вы живёте вместе?

Земля ответила: мы создаем фундамент друг для друга.

Я спросил воду: как вы живёте вместе?

Вода ответила: мы смешиваемся друг с другом.

Я спросил ветер: как вы живёте вместе?

Ветер ответил: Мы поднимаем друг друга на воздушных крыльях.

Я спросил облака: как вы живёте вместе?

Облака ответили: мы растворяемся друг в друге.

Я спросил траву: как вы живёте вместе?

Трава ответила: Мы переплетаемся и шепчемся друг с другом.

Я спросил деревья: как вы живёте вместе?

Деревья ответили: Мы прикрываем и поддерживаем друг друга.

Я спросил людей: как вы живёте вместе?

И никто мне ничего не ответил, никто мне ничего не сказал…

*********

И я вижу: люди всё ещё злятся и топчут друг друга.

И я вижу: люди прячут свои улыбки и не делятся ими.

И я вижу: люди подозрительны и интригуют друг против друга.

И я вижу: люди всё ещё страдают от боли.

И я боюсь, что люди разучились любить друг друга.

Потому что люди не понимают, что жизнь очень быстро проходит…

(c) «Сатана», художник генерал-майор Rachan Prachantasen

Февральская лазурь

Иллюстрация в школьном учебнике была дрянного качества: шершавая жёлтая бумага, блёклые краски. Фамилия художника звучала незнакомо и грубо — Грабарь.

Ленуся вздохнула: опять придётся высасывать сочинение из пальца. Но что-то тянуло смотреть на картинку вновь и вновь. Пронзительная синева неба? Стремящиеся к жизни замёрзшие ветви? Звенящие счастьем лучи зимнего солнца? Само название картины «Февральская лазурь» шептало о красоте недостижимого мира — где-то там светло и радостно, где-то там…

Ленуся сама не заметила, как сочинение обрело осязаемую форму на пяти тетрадных листах.

… Взволнованная учительница русского языка и литературы зачитала сочинение вслух перед всем классом. Под завистливыми взглядами одноклассников Ленуся была готова провалиться под парту в далёкой, забытой всеми богами и властями таёжной деревне.

— Леночка, пишите! Пишите и ещё раз пишите. Пишите больше. И мечтайте!!!

… Ленуся забыла о том дне, но продолжала мечтать и изредка писать слова благодарности в адрес жизни. В дневнике, для себя…

Тридцать лет спустя, в Третьяковской галерее, радостный мерцающий снег на картине Грабаря обжигал Елену Ивановну эстетическим оргазмом. Ей ужасно хотелось любовно погладить мастерски прорисованные ветви, но — нельзя! Музей.

И битая жизнью, но по-прежнему мечтательная Ленуся стояла перед картиной и таяла. Как же вдоволь напиться пронзительной синевой февральского неба и солнечной радостью жизни?

Контроль

Паранойя остаться запертым в заражённом вирусом городе гнала Деева прочь. На природу!

Прогулка по весеннему лесу успокоила, мысли выстроились в ясный порядок, а сила нежного подснежника вдохновила Деева писать.

«Я не контролирую:

— Количество гречки и туалетной бумаги в магазинах.

— Соблюдение социальной дистанции другими людьми.

— Мотивы, действия и эмоциональную реакцию других людей.

— Предсказания о том, что произойдёт дальше.

— Сколько ещё эта ситуация продлится.

Я не контролирую все эти вещи и потому — отпускаю.

Я контролирую:

+ Свой позитивный настрой.

+ Соблюдение рекомендаций медиков.

+ Свою социальную дистанцию.

+ Отключение новостей и ограничение соцсетей.

+ Нескучные дела, которыми можно заняться дома.

+ Желание делать добро и помогать тем, кому сейчас нужна помощь.

Я контролирую эти вещи и потому — фокусируюсь на них.»

И да пребудет с нами Радость…

Листья

В ожидании счастья собираю листья в букеты…

Счастье ребёнка — получить то, что он хочет. Взрослое счастье — понять, что я хочу.

Граница детства и зрелости открывается осенью…

Свидетели

Восторженный визг девушки с аквалангом заставил кораллы недоуменно вибрировать. Морские коньки от страха покрепче вцепились хвостами в стебли водорослей. Видавшие виды крабы приготовили клешни к бою. Реактивные каракатицы выпустили облако чернил — на всякий случай. Лишь непуганые тропические рыбки сновали туда-сюда и таращили круглые глаза на виновницу переполоха, беспечно разинув рты.

И хотя даже самые бывалые из них не могли отличить сияние бриллианта от мерцания жемчуга, безмозглые рыбки догадались, что стали свидетелями из ряда вон выходящего события. Через восемь лет совместных погружений девушка с аквалангом наконец-то дождалась от своего партнёра предложения руки и сердца! Под водой.

Вместе с неискушёнными в делах сердечных рыбками, свидетелями романтического события в прямом эфире стали десятки тысяч подписчиков влюблённой пары ныряльщиков в Инстаграм. Бурная волна поздравлений моментально захлестнула ленту комментариев. Свершилось!

И только сама девушка, скинув на берегу акваланг и надев вожделенное кольцо с бриллиантом на палец, неромантично выругалась в лицо своему многолетнему партнёру…

Находка

Приземлились!

В потоке других пассажиров я шагаю по стеклянному коридору на паспортный контроль, разглядывая синеющие вдали вершины. Я еду в горы! В пока ещё не истоптанный туристами национальный парк Пу Луонг в Северном Вьетнаме. Меня ждут террасы рисовых полей, петляющие горные тропы и затерянные в джунглях водопады…

Вдруг среди стандартно-металлического интерьера аэропорта мой взгляд цепляется за ярко-жёлтый предмет на сером ковровом покрытии. Резиновая уточка! Я поднимаю игрушку с пола: не новая, пищалка сломана. Мне кажется странным, что она оказалась в аэропорту: обычно такими уточками дети играют в ванной, а не используют в качестве компаньона для путешествий. Вроде именно такая игрушка была у меня в далёком детстве, в городе у самого Японского моря? Я прячу находку в рюкзак и забываю про неё…

Всю неделю походов по рисовым полям и горным тропам меня сопровождает мерзкий моросящий дождь. Хотя, по словам местных, в это время года должно быть сухо. За семь дней я порядком устаю от проникающего во все щели тумана, жирной красной грязи, постоянно влажной постели, несохнущих вещей, вырубающегося электричества и ферментированных в соли утиных яиц на завтрак — Пу Луонг далёк от путей снабжения и приходится питаться местными деликатесами.

Через неделю, перед посадкой на обратный рейс, я начинаю рыться в рюкзаке и натыкаюсь на забытую находку. Я верчу в руках улыбающуюся ярко-жёлтую уточку и не могу сдержать смех…

Аэропорт Noi Bai в Ханое.

Туман

Я в пути. Я поднимаюсь на Гору Души.

Вокруг — нетронутая красота. Я чувствую, как душа очищается до самого дна и сознание подключается к великому циклу природы. Я достигаю состояния радостной свободы, недоступной мне ранее.

Неожиданно дорогу обволакивает туман. Я ничего не вижу. Я в растерянности начинаю отступать, но путь исчез. Туман такой плотный, что его можно зачерпнуть ладонями.

Резкий порыв ветра на секунду расчищает обзор и я обмираю от страха: я на краю пропасти. Гора Души величественно синеет напротив сквозь вздымающиеся клубы тумана.

И снова серо-белая пелена наползает сзади. Я ничего не вижу, но мои чувства максимально обострены. Я жду. Потом начинаю кричать, но издаваемые мной звуки поглощаются туманом. Я не слышу сам себя. И вот тогда меня охватывает ужас.

Я пытаюсь вспомнить пройденный путь, но тщетно. Воспоминания бестолково перемешались в голове, как колода карт. Я нащупываю в кармане карамельки — их дал мне в путь Учитель с назиданием, что они помогут продержаться в лесу, если я вдруг заблужусь.

Я пересчитываю карамельки в кармане и перебираю в памяти истории о всех сгинувших на пути. И в этот момент я осознаю, что превращаюсь в рыбу, пойманную на крючок ужаса.

Я пересчитываю карамельки ещё раз, благодарю Учителя, выдыхаю туман из головы и жду чуда…

Pu Luong nature reserve, Вьетнам