Неприкаянный

Глаза открылись сами. Спать не хотелось, но темнота за окном поглощала желание встать с кровати. Думалось о неслучайных случайностях, которые через много лет скитаний привели на маленький остров в Атлантическом океане, о тысячах неприкаянных мореплавателей, которые прошли этим путём до него.

Загремели цепи якорей в порту: рыбаки вернулись из ночного похода. Мелькнуло желание пойти посмотреть, как выгружают ещё живую, бьющую хвостами и пахнущую морскими глубинами рыбу, но он видел это сотни раз, а вставать по-прежнему не хотелось. Усталость…

Его поднял аромат свежеиспечённого хлеба. Именно так когда-то пахла мама? Забытый запах домашнего тепла бередил душу, тянул, как магнитом, на ещё сумрачную улицу, даруя надежду, что этот портовый город станет последней пристанью…

Любимое место

— Ты много путешествуешь… Скажи, а какое у тебя самое любимое место на Земле?

— У меня нет любимого места.

— Как?!

— У меня есть мои любимые люди. И если я нахожусь рядом с моими любимыми людьми, то там и тогда и есть моё самое любимое место.

Золушок

В очереди на регистрацию Коля отсутствовал. То есть физически он стоял в очереди, но мысленно возлежал в шезлонге на берегу Индийского океана. Он даже в полёт оделся соответствующе: гавайская рубаха с цветами и пальмами, свободные льняные брюки песочного цвета и, конечно же, шлёпанцы на босу ногу. С самолёта на пляж!

Коля поставил чемодан на ленту транспортёра и рассеянно протянул паспорт девушке на стойке регистрации. Девушка пару минут сосредоточенно щёлкала пальцами по клавиатуре, потом оторвала взгляд от монитора и, сияя улыбкой доброй феи из сказки про Золушку, обратилась к Коле:

— Авиакомпания предлагает вам бесплатный апгрейд в салон первого класса. Вы не возражаете?

Коля спинным мозгом почувствовал завистливые взгляды стоящих за ним других пассажиров эконом-класса и, ощущая проступивший под мышками горячий пот, поспешно ответил:

— Я? Конечно не возражаю.

— Прекрасно, вот ваш посадочный талон, — девушка встала за стойкой, протягивая счастливому путешественнику золотистый конверт. Вдруг её взгляд упал на Колины шлёпанцы и рука с конвертом моментально прекратила движение. По лицу «феи» пробежала тень:

— О… Мне очень жаль, но правила авиакомпании разрешают только закрытую обувь в лаунже и салоне первого класса.

— Я, я, я …. Я переобуюсь!!! Честное слово!

Заикающийся от волнения Коля буквально вырвал заветный конверт из рук оторопевшей девушки и стрелой помчался в сторону магазинов в дальнем конце терминала.

…Через полчаса Николай, вытянув ноги в новеньких белых кедах, восседал в кожаном кресле бизнес-зала с бокалом в руке. Счастливый путешественник наслаждался иголочками холодного шампанского на языке и лениво размышлял о том, какие ещё приятные сюрпризы готовит так удачно начавшийся отпуск…

Калейдоскоп

— Выбирай.

От изобилия у Мишани рябило в глазах. Полки сувенирного магазина ломились от всякой никому ненужной всячины, которую покупают на «долгую и вечную память» о посещении туристических мест.

Изобилие было скучным. Вещи были массовыми, банальными и не заставляли детское сердце сиять от восторга.

Восторг пропал у Мишани уже на четвёртый день большого путешествия. Родители хотели охватить всё сразу и при этом экономили деньги, поэтому они везде останавливались только на одну ночь, днём ударными темпами осматривали главные достопримечательности, а вечером перемещались в следующую точку на карте.

Мальчик устал. Посещаемые города и страны превратились для него в одну бесконечную гармошку впечатлений. Мишаня послушно улыбался для фото у очередного собора в очередном городе в очередной стране, но уже абсолютно потерял радость путешествия. Все соборы, города и страны выглядели одинаково.

И вот в последний день трёхнедельной поездки родители разрешили Мишане купить себе сувенир на память. Мальчик задумчиво оглядывался. Наконец он осторожно взял с полки подарок по душе, но получил резкий выговор отца:

— Такое можно купить везде. Это же ни о чём.

Мишаня упрямо насупился.

— Мне нравится.

Родители недоуменно пожали плечами, но всё-таки купили выбранный сыном подарок на память о большом путешествии: детский калейдоскоп, поворачивая который в руках, превращаешь реальность в бесконечную гармошку впечатлений…

Кафедральный Собор в Лиссабоне

Ясновидение

Слепцов одним из первых занял своё место в салоне самолёта. Сразу пристегнул ремни безопасности, достал телефон и продолжил постить фотографии из последнего путешествия в свой блог «Велипута».

Слепцову нравилось придуманное много лет назад название травелога. Изначально будучи сокращением от «Великого Путешественника», оно вызывало у поклонников (и особенно у поклонниц) самые интересные ассоциации.

«Велипут» находился в дороге уже второй день, толком поспать в поезде не удалось, а теперь предстоял ночной перелёт длиной в 4 часа. Измотанный организм требовал сна и потому Слепцов, опустив на глаза маску для защиты от света, наконец-то перевёл телефон в авиарежим. Спать!

Ему снился загадочный северный остров, зловещие куклы вуду и разговор с шаманом. Шаман не владел ни одним из известных Слепцову языков, но каким-то непостижимым образом они понимали друг друга. В него самого будто вселился шаманский дух и во сне он вёл многозначительный прямой эфир с последователями своего травелога.

Разбудило Слепцова деликатное постукивание по плечу. Неужели духи услышали его и одна из поклонниц находится сейчас здесь, на этом рейсе, и узнала его?

— А?

— Извините, вы в порядке?

— Да. А что не так?

— Я не знаю. Но вы весь полёт с закрытыми глазами стучите по клавиатуре выключенного телефона…

Исполнение желаний

Светлана чертыхнулась про себя: принесла нелёгкая впечатлительного туриста! Немолодой мужчина, с брюшком и проплешинами, наслушавшись её историй, полез на отвесную скалу — за исполнением желаний…

Светлана водила экскурсии по шаманскому острову уже четвёртый год и мастерски умела развлекать туристов из города байками о загадочных местах силы. Рядом с прямоугольной брешью в отвесной скале она рассказывала легенду об «окне времени», через которое шаманы вылетают в потусторонний мир. Заканчивая рассказ, она всегда прибавляла, что простые смертные, взобравшись на «окно», могут попросить духов исполнить желание. Главное, не просить о материальных вещах и не желать зла другим людям. И тогда духи обязательно уважат храбреца…

Место было головокружительно красивым, легенда вызывала восторг, но желающих рисковать жизнью обычно не находилось. Туристы фотографировались на фоне шаманского «окна» и шли дальше. А тут этот мужик!

Светлана с ненавистью смотрела на пыхтящего туриста, карабкающегося на опасную скалу: «Вот чего ему не хватает? Сорвётся вниз, а меня посадят…»

Мужик вернулся со скалы весь потный, с дрожащими от напряжения руками и блаженным выражением лица. Молодёжь из группы смотрела на него, как на чокнутого: чудак даже селфи в «окне» не сделал. А Светлана бросила доверчивому храбрецу сквозь зубы, но так, чтобы слышали все остальные:

— Самый верный способ исполнить желание — берёшь и делаешь. Сам.

Мыс Хабой, остров Ольхон, озеро Байкал.

Учтивость

На вторые сутки пути в купе Серёги наконец-то появился ещё один пассажир. Точнее сказать, не появился, а свалился мешком — совершенно пьяный японец. Нечленораздельно мыча скинул ботинки, прямо в одежде упал на постель и моментально захрапел.

Японец храпел почти до самого Хабаровска. По пробуждению похмелье явно не давало ему понять, где и зачем он находится. Страдалец схватил со стола начатую бутылку колы и жадно выпил её прямо из горла. Вдруг сморщился от боли, засунул ноги в стоявшие на полу тапки и, согнувшись в три погибели, поковылял в туалет.

— Ах ты ж япона мать! Моя кола!! Мои тапки!!!

Негодованию Серёги не было предела. Он решил про себя, что не потерпит такого хамства и мучительно вспоминал ругательства из иностранных фильмов.

Но японец вернулся из туалета через полчаса заметно облегчённый и посвежевший. Он учтиво поклонился соседу по купе, поднял большой палец в одобряющем жесте вверх и радостно сказал:

— Транссиб. Ооооо!!!

И с чинным видом уселся смотреть на пролетающие за окном пейзажи.

Серёге вдруг стало удивительно приятно от такой выразительной похвалы в адрес родных просторов. Он тут же забыл все заготовленные ругательства и решил, что на следующей станции угостит учтивого японца пивом…

Находка

Приземлились!

В потоке других пассажиров я шагаю по стеклянному коридору на паспортный контроль, разглядывая синеющие вдали вершины. Я еду в горы! В пока ещё не истоптанный туристами национальный парк Пу Луонг в Северном Вьетнаме. Меня ждут террасы рисовых полей, петляющие горные тропы и затерянные в джунглях водопады…

Вдруг среди стандартно-металлического интерьера аэропорта мой взгляд цепляется за ярко-жёлтый предмет на сером ковровом покрытии. Резиновая уточка! Я поднимаю игрушку с пола: не новая, пищалка сломана. Мне кажется странным, что она оказалась в аэропорту: обычно такими уточками дети играют в ванной, а не используют в качестве компаньона для путешествий. Вроде именно такая игрушка была у меня в далёком детстве, в городе у самого Японского моря? Я прячу находку в рюкзак и забываю про неё…

Всю неделю походов по рисовым полям и горным тропам меня сопровождает мерзкий моросящий дождь. Хотя, по словам местных, в это время года должно быть сухо. За семь дней я порядком устаю от проникающего во все щели тумана, жирной красной грязи, постоянно влажной постели, несохнущих вещей, вырубающегося электричества и ферментированных в соли утиных яиц на завтрак — Пу Луонг далёк от путей снабжения и приходится питаться местными деликатесами.

Через неделю, перед посадкой на обратный рейс, я начинаю рыться в рюкзаке и натыкаюсь на забытую находку. Я верчу в руках улыбающуюся ярко-жёлтую уточку и не могу сдержать смех…

Аэропорт Noi Bai в Ханое.

Путешествие с книгой

Люся заняла своё место у окна в автобусе. Дорога предстояла долгой — больше четырёх часов. Это было первое самостоятельное путешествие двенадцатилетней девочки из города в деревню.

Автобус отправился по расписанию. Люся сделала контрольный звонок родителям — чтобы не переживали. Пообещала им не скучать по дороге и спрятала свой доставшийся по наследству телефончик Нокиа в рюкзак. Краем глаза взглянула на мужчину на сиденье рядом: немолодой, погружён в игру на смартфоне. Разговаривать не придётся. Открыла библиотечную книгу и погрузилась в мир фантастических героев.

Автобус катился в заданном направлении, населённые пункты попадались всё реже, снега на деревьях становилось всё больше. Когда за окном стемнело и трасса засверкала электрическими огнями, книгу пришлось закрыть. Люся потянулась, прислонилась лбом к холодному стеклу, надышала облачко пара. Нарисовала смайлик и улыбнулась ему. Начала мурлыкать себе под нос одну популярную в школе песенку, потом другую. Потом задремала.

Заждавшиеся родители встретили дочку с распростёртыми объятиями, наперебой спрашивая о впечатлениях от самостоятельного путешествия. Уставшая девочка сделала глоток горячего чая из папиного термоса, подумала и честно ответила:

— Когда вы мне уже купите смартфон, чтобы быть как все? Во всём автобусе только я одна сидела с книжкой…

В окрестностях Нарвика, Норвегия.