Одноклассники

101 сообщение в WhatsApp за ночь! Было страшно взять телефон в руки — похоже, что-то стряслось.

Но нет. Ленусю всего лишь добавили в группу «25 лет спустя», где бывшие одноклассники активно обсуждали кто, с кем и как.

Сама она распрощалась с маленьким горняцким посёлком сразу после окончания школы и поддерживала редкую связь только с соседкой по парте. Со всеми остальными интересы разошлись ещё в школьные годы.

Чуть позже к Ленусе пришёл не страх, но ужас, когда из сообщений стало ясно, что из 30 одноклассников шести уже нет в живых. Ещё пятеро бухают так, что практически тоже превратились в трупы. Четверо отсидели. Трое стали инвалидами. Двое похоронили своих детей. Одна стала депутатом, а все прочие ведут более-менее нормальную человеческую жизнь…

Сон в Хэллоуиновскую ночь

Снится царю Вовке страшный сон…

Чёрная-пречёрная тарелка летит по бездонному небу, а вдоль Млечного пути мёртвые с косами стоят. И тишина…

На тарелке лежит кровоточащая волосатая рука, а на руку надета дёргающаяся кукла в шутовском колпаке.

Изо рта у куклы вываливается слюнявый язык, а на языке горят зелёным пламенем буквы:

«Я.н.е.л.о.х.»

Вспышка пронзает царские палаты. Падает царь Вовка с кровати в горячем поту, поправляет съехавший ночной колпак, трусится весь: к чему бы это?

PS: продолжение следует…

(с) художник ปิยะโรจน์ สินภูปั้น

Счастливое детство

Я — жертва. Жертва счастливого детства…

Меня и тысячи совершенно идентичных мне собратьев сшили на фабрике в Китае. На моё производство потратили ресурсы: пошивочные материалы, электроэнергию, воду, человеко-часы. Несмотря на все затраты, моя себестоимость стремится к нулю. Спасибо массовому производству на радость потребителям!

В один прекрасный день меня запаковали в пластик, закрыли в коробку, поставили в контейнер, погрузили на корабль… Ура, я прибыл в большой город!

Увы. Я долго сидел на полке в магазине, не в силах привлечь к себе благосклонное детское внимание. Через год меня выкинули в огромную металлическую корзину с надписью «Распродажа 50%». Оттуда меня выудили взрослые руки, и целых три часа я был беспредельно счастлив. Я мечтал, что обрету любящее детское сердце и настоящий дом…

Увы. Меня подарили ребёнку, у которого и без меня уже всё было. А я так хотел стать героем! Я так хотел быть любимым…

Увы. В один печальный день меня и полсотни других несчастных погрузили в пластиковый мешок и вывезли на свалку…

Я не знаю, как я оказался в океане. Любопытные дети из рыбацкой деревушки заметили меня на пляже после шторма: вонючего, обросшего моллюсками, потерявшего весь геройский облик. Но им я тоже не нужен…

Я сижу на берегу, заваленном мусором, и думаю:

— Сколько игрушек требуется ребёнку для счастливого детства?

Возвращение

Первые выходные за три года! Для полного счастья в эти два долгожданных дня Мише не хватало только любимой жены рядом: Таня участвовала в международном конкурсе профессиональных визажистов в далёком Шанхае.

Суббота выдалась ещё по-летнему солнечной. Миша с дочкой навестили родителей, погуляли в ботаническом саду, принесли домой охапку разноцветных листьев. В воскресенье, испугавшись накрапывающего дождика, они ограничились походом в кино и супермаркет. Миша накупил вина, сыра и морепродуктов — захотелось порадовать Таню романтическим ужином дома.

Успехами жены Миша гордился даже больше, чем своими собственными. Сердце по-мальчишески таяло, когда его красавица Таня размещала в Инстаграм свои фото с зарубежных конкурсов с благодарственной припиской «спасибо моему любимому мужу за поддержку».

Вечером воскресенья Таня устало вошла в квартиру, наполненную светом осенних букетов и запахами праздничного ужина. Родные не могли от неё оторваться: соскучились за неделю. Наконец она уединилась в ванной, а Миша с дочкой занялись сервировкой стола, распевая «Can you feel the love tonight» из просмотренного днём фильма «Король-Лев».

Вдруг на экране телефона, оставленного Таней в прихожей, высветилось сообщение. Миша подошёл посмотреть — может, что-то важное требует неотложного Таниного внимания? Он читал сообщение и казалось, что из глаз сейчас брызнет кровь: из текста было ясно, что неделю в Шанхае его жена провела с неким Александром и тот уже скучает по «своей львице».

Телефон жёг руки. Миша как был в домашних тапках на босу ногу, так и выскочил из квартиры на осеннюю улицу. Он почти бежал, не замечая луж и яростно выплёвывая себе под нос проклятья. В одном из дворов он остановился перед мусорным контейнером, с размаху швырнул в него злосчастный телефон и услышал, как разбивается сердце…

Формула любви

В некотором царстве, в тридевятом государстве, шлёт Кащей молодому царю Вовке вызов на смертный бой. Да не простой бой, а математический. Мол, ни к чему старику с мальчишкой силой меряться, а вот умишком — давай потягаемся.

— Коли решишь мою формулу, я тебя лично приголублю, дам испить зелья волшебного из ковша моего заветного, чтобы править тебе вечно, как я.

Читает Вовка задачку: «Один царь отдаёт Кащею безвозмездно свои луга заливные да болота бездонные. Какая ему от этого выгода?»

— Да это ж проще простого: минус луга на минус болота даёт плюс! Сплошная выгода царю от такой формулы.

Подписал Вовка свой ответ, а Кащей одобрительно щерится, из дремучих лесов тянет руки костлявые с объятьями подлыми:

— Ай да Вовка, ай да молодец. Силён в математике!

Только слышит Вовка: гул под царскими палатами поднялся, не согласны богатыри отдавать Кащею луга заливные да болота бездонные. Костями людскими те места удобрены, кровью богатырской политы!

— Царь Вовка, не верь Кащею, обдерёт он тридевятое царство как липку. Ни лугов, ни болот, ни полей, ни лесов — ничего нам не останется.

— Вы кого учить вздумали? В тридевятом царстве я — сильнейший в математике, у меня с народом формула любви в 75% подписана!

— Царь Вовка, ты хоть и величайший математик современности, но сам посуди: 100=75+25. Так? 75 процентов народа тебя выбрали, а 25 процентов богатырей твои ответы проверять будут. Давай рви бумаги подписанные, пока из царских палат тебя не выставили.

Ох и рассвирепел Кащей, узнав, что раскусили богатыри его формулу гнусную! Новое испытание царю Вовке шлёт…

PS: продолжение следует.

Художник Kiatnakan Iamchan

Зубожіння

Возвращаться на родину было страшно: лента новостей пестрела гневными заголовками о том, как за последние пять лет шоколадный барыга обобрал народ до нищеты. Как смотреть друзьям в глаза, когда сам как вареник в масле катаешься в сытом зарубежье? Но родители не молодеют, и потому Лёня решился приехать.

Родное село встретило новшествами: аккуратные газончики вдоль дороги, перед сельсоветом — детская площадка и спортивные тренажёры, в каждом доме — пластиковые окна, в каждом дворе — спутниковая антенна, в каждом огороде — капельное орошение. Родители наперебой рассказывали об открывшихся магазинах, о такси-сервисе до райцентра и даже — диковинка! — о маникюр-салоне. За три дня общения с друзьями у Лёни отлегло от сердца- жизнь в селе налаживается. Врут всё в ваших интернетах!

Родительский дом требовал ремонта, и в один из дней Лёня отправился в строительный супермаркет — тоже новинка на селе. Профессиональным взглядом окинул полки и присвистнул про себя — да тут товара не на один миллион долларов! Нашёл нужные инструменты, отстоял длинную очередь к кассе, расплатился и только направился к выходу, как почувствовал манящий запах кофе. Так и есть: в углу — стойка, пара столиков и миловидная блондинка колдует за кофейным аппаратом.

— Какой кофе делаете?

— Сегодня веронский.

— Супер.

Завязался непринуждённый разговор. Блондинка улыбалась, Лёня радовался всем сердцем: настоящий заварной кофе, в родном селе! Чудеса.

— Сколько с меня?

— Восемь гривен.

— Как восемь?

— У нас уже два года чёрный кофе по восемь. Цены стабильные.

— Ну и цены у вас. Даром!

Пока Лёня полез в портмоне за деньгами, блондинка поспешно сказала:

— Только найдите без сдачи, пожалуйста. А то все идут с двухсотками.

— Да уж, на селе нищета такая, что аж зубы сводит, — шутливо заметил Лёня, но, получив в ответ враждебный взгляд блондинки, не стал развивать тему дальше.

За время отпуска Лёня ещё не раз заходил выпить кофе, но посуровевшая блондинка обслуживала его молча и на крупные купюры больше не жаловалась…

Преображение

Помирая, назначил старший болотный чёрт после себя преемника — никому неизвестного моложавого беса. Бахнул новый чёрт левым копытом по высокой кочке, полетела вонючая тина аж до небесных светил и уверовали лягушки, что преобразится скоро их гнилое болото в чудесное озеро с молодильной водой и белыми лебедями.

Двадцать лет ждали лягушки сказочного превращения. Не дождались. Лишь только ощетинились частоколом камыши вокруг высокой кочки, где обитал старший чёрт со своими бесами, да взяли в кольцо гнилое болото цепные слизняки — дабы не вздумали лягушки ускакать в поисках трясины почище.

А молва шла, что преобразилась высокая кочка в сказочное местечко: и ароматные лотосы там цветут, и белоснежные лебеди там курлычут, и жирных мошек там раздают слизнякам и бесам. А ещё молва шла, что выкопали бесы колодец с молодильной водой и потому главный чёрт не стареет, бодрячком держится: копытом торфяник роет, хвостом у соседей камыши отбирает, голым задом небесным светилам угрожает. И потому, несмотря на возрастающую вонь и скудное пропитание, гордились лягушки своим гнилым болотом.

Лишь редкие из них продолжали мечтать о сказочном преображении…

Раз собрались они у высокой кочки попросить у старшего чёрта допуска к молодильному колодцу: получили осокой по лапкам от цепных слизняков. Другой раз собрались они у высокой кочки: снова получили осокой по лапкам от цепных слизняков. Третий раз собрались они у высокой кочки: и опять получили осокой по лапкам от цепных слизняков.

Четвёртый раз…

Пятый раз…

Десятый раз…

Преображение.

Капитуляция

Что стоят твои ценности, когда ты выбираешь капитуляцию, прикрываясь любовью к миру?

Ты чувствуешь, как вместо крови в твоих жилах бродит яд. Медленный яд лжи с телевизионных экранов давно проник под кожу, разрушив твой лад.

Тебя обманули. Что будут стоить тысячи слов о мире, когда важна будет крепость твоей руки?

Яд лжи делает тебя тяжело больным и кажется, что мир сошёл с ума. Как может голограмма править реальностью? Ночные кошмары воплощаются наяву: разбитые лбы и разломанные души, скорбящие друзья и ликующие враги…

Мяч

Разговор не клеился. Не поднимая взгляда, Янек односложно отвечал на вопросы отца, которого не видел почти 8 лет, и еле сдерживался, чтобы не бросить тому в лицо хлёсткое «предатель». Терпел. Ради мамы.

Отец вдруг вспомнил беспроигрышную, как ему казалось, тему:

— А в футбол продолжаешь играть? Ты ведь был лучше всех пацанов во дворе — моя школа! А мяч? Я ж тебе фирменный мяч прислал в подарок на 10 лет! Цел ещё?

Янек нехотя полез под кровать, вытянул ящик со всякой всячиной, достал мяч.

— Цел твой мяч.

Мяч действительно выглядел новеньким.

— Ты что, разлюбил футбол, что ли? Ты ж мужик!

Обида на отца захлестнула Янека: приехал тут, подарками попрекает, жизни учит… Подросток взорвался криком:

— Не играет больше никто в твой футбол! В окно посмотри — нет никого во дворе, пацаны теперь в сетевые игры рубятся!!!

Янек швырнул мяч в руки оторопевшему отцу и, громко бахнув дверью, выскочил на улицу, глотая непрошеные слёзы…

Вкус Победы

Сладость… Сладость навсегда стала для Лиды главным вкусом Дня Победы.

В тот день мать отправила шестилетнюю дочь с благой вестью об окончании войны к бабушке, на хутор, где не было ни автомобильных дорог, ни радио. Лида бежала через цветущую балку, её детское сердце стучало у самого горла, вырываясь в прозрачное майское небо с криком «Победа!»

От новостей бабушка расплакалась, а потом на радостях достала из дальнего угла сложенную в несколько слоёв тряпицу и извлекла из неё два леденца. Конфеты сохранились после немцев, которые останавливались на хуторе. Один леденец бабушка подарила Лиде, другой передала трёхлетней Аллочке. Праздник!

Лида никогда в своей жизни не ела конфет. Она благоговейно положила леденец на язык и ароматная сладость моментально покорила всё её существо. Блаженство!

Домой она шла потихоньку, медленно лаская свою конфету язычком за левой щекой и боясь выронить из ладошки липкий гостинец для Аллочки. Вдруг её озарила мысль: она спрятала сестрёнкин леденец за правую щёку — оттуда точно не выпадет! Дорога сразу пошла веселее, а неизбалованная Аллочка совсем не обиделась, получив изрядно обслюнявленный подарок от бабушки.

Уже позже ко Дню Победы прибавился вкус горечи — когда Лида поняла, что пропавший без вести отец не вернётся с войны никогда…