Цена жизни

Наверное, со стороны это выглядело смешно: сорокашестилетний бугай зовёт маму. Но мне было всё равно, как я выгляжу. Восемь минут и сорок шесть секунд колено полицейского безжалостно давило мою шею. Последние две минуты были лишними: уже на седьмой минуте я перестал сопротивляться и хрипеть.

Обеспокоенные зеваки, не отрываясь от видеосъёмки на своих мобильных телефонах, потребовали полицейских проверить мой пульс. Пульса не было. Через час, в окружной больнице, меня официально объявили мертвым.

… Двадцатку, которой я расплатился в магазинчике и которую парнишка-продавец счёл поддельной, подшили к моему делу как улику. Седьмой президент США сурово взирает с купюры, как будто он точно знает цену моей чернокожей жизни…

Эпидемия как один из факторов возникновения новой мировой религии

Это было давно…

Бубонная чума прокатилась с Востока на Запад, не щадя ни богатых ни бедных, собирая дань молодыми и старыми, оставляя города и деревни безлюдными…

Немногие оставшиеся в живых прозябали в страхе и недоверии. Караваны остановили свой путь, оазисы опустели: торговать было нечем и не с кем…

Вот тогда-то всемогущая римская империя и решила добить ослабевших противников: к нарывам бубонной чумы добавилась кровь безжалостной бойни за остатки былых сокровищ…

Однажды Мухаммед, арабский торговец, искавший покоя от жарких сражений в далёкой пещере, был испуган внезапным видением.

— Ты — посланник единого бога! Твои откровения дадут людям силу.

Дома жена привела его в чувство: «Я верю словам твоим. И я верю в единого бога и в то, что ты — последний пророк его. Говори!»

Измученные чумой, разорённые кровавыми войнами люди услышали призыв Мухаммеда объединиться в поиске единого бога. Укреплённые новой верой, прогнали они ненасытных захватчиков. Воздух очистился…

Так однажды весной на земле, унавоженной чумой и кровью, взошла мировая религия…

(с) Художник Sitthipol Khanthong

Король страха

Люди сами короновали меня и теперь я триумфально шагаю по планете…

Они не боятся за тысячи людей, которые завтра умрут от заболеваний, вызванных загрязнением окружающей среды. Они не боятся за тысячи людей, которые завтра станут жертвами вооружённых конфликтов. Они не боятся за тысячи людей, которые завтра погибнут в ДТП. Не боятся и продолжают загрязнять планету, стрелять и нарушать правила…

Зато они все приходят в ужас от статистики людей, которые заразились коронавирусом. Они боятся меня!

Я же всего лишь хочу проредить стареющее население Земли… Люди слишком заигрались с достижениями медицины и идут против законов природы, никчёмно коптя небо и пожирая земные ресурсы до ста лет.

Мой план прост — по законам природы выживают сильнейшие, способные оставить здоровое потомство. Другие не нужны. А люди возвели на пьедестал гуманность и спасение каждого любой ценой.

Зачем? Людей и так расплодилось слишком много. К чему немощным старикам цепляться за жизнь? Моё оружие несёт благо: я поражаю многих, но убиваю лишь слабых.

Я и представить не мог, какая оглушительная паранойя накроет биологический вид Homo Sapiens отряда приматов, дерзнувших отрицать смерть! И потому я содрогаюсь от хохота, продолжая свой коронный выход. Мой гениальный план сработал на 100500%. Есть надежда, что люди убьют себя сами. Страхом…

(с) Художник Natthapong Inglin

Коронавирус

Утро старика Лунга началось с неприятного открытия: витражные окна его ресторана оказались размалёваны ядовито-жёлтыми надписями «коронавирус».

Старый китаец опустился за столик у входа. Надо было приниматься за уборку, но руки не поднимались.

Лунг сидел и вспоминал, как они с женой открыли своё заведение много лет назад. Вначале обслуживали только своих, а потом расширились. Времена поменялись: люди стали больше путешествовать и интересоваться экзотическими блюдами. Восточная кухня превратилась в тренд, и Лунг даже несколько раз устраивал мастер-классы для местных домохозяек по приготовлению своей фирменной ароматной лапши с говядиной. А теперь вот такое…

Старик пришёл в себя от резкого звука хлопнувшей двери и сердитого голоса младшего внука, пятиклассника.

— Дед, они сорвали с меня наушники и кричали мне в лицо: «Убирайся отсюда, жёлтая зараза! Вы жрёте крыс и змей, вы живёте в грязи, вы — ходячий вирус!» Мои одноклассники словно сошли с ума за один день. Не пойду больше в школу.

Старый Лунг почувствовал, как закипает кровь, но привычка сохранять лицо в любых обстоятельствах взяла верх.

— Пойдём наверх. Сегодня я буду твоей школой. Расскажу тебе о чудесных изобретениях, подаренных миру нашей нацией. Ты знаешь, что зубные щётки и туалетную бумагу придумали много веков назад в Китае?..

Два года

Диагноз звучит как приговор: тебе остаётся жить два года. Всего лишь два года!

Очень трудно — принять неизлечимость болезни.

Практически невозможно — осознать отведённый болезнью срок.

Ты всегда жил для радости и рак мозга никогда не входил в твои жизненные планы. У тебя осталось два года и запасных жизней в реале не предусмотрено.

… И только радость каждой прошедшей, настоящей и грядущей минуты рядом с любимыми людьми позволяет тебе держаться на плаву. У нас ещё целых два года вместе!

Художник Yutthakorn Pengwisai

Неверующие дети и их предки

Тысячу лет их предки с молоком матери впитывали православные ценности в стремлении к спасению души. Они били земные поклоны в церквях и славили бога в молитвах. Они называли своего царя помазанником божьим и провозглашали себя народом-богоносцем.

По команде преступных подстрекателей они презрели тысячелетние заповеди. Они переплавили свои кресты на орудия убийства. Они расстреляли своего царя и его семью. Они расправились со своими духовными учителями. Они взорвали свой главный храм и на его месте вырыли бассейн. Они сбросили золотые купола со своих церквей и устроили в них увеселительные клубы. Они вскрыли могилы своих прадедов и на месте кладбищ разбили парки культуры и отдыха. Они провозгласили себя новой человеческой формацией…

Они растили своих детей в забвении веры и те выросли безбожниками…

Но со временем неверующим детям захотелось поиграться в старинные ритуалы. Увы!

Они не верят в бессмертную душу и её спасение путём праведных деяний. Они не понимают смысла Рождества Христова. Они не держат пост до первой звезды и не разговляются рождественской кутьёй. Зато неверующие дети пересылают друг другу виртуальные открытки с пустыми фразами и вслед за своими предавшими бога предками продолжают считать себя богоизбранными…

Город неулыбчивых

Ты не хочешь. Ты не хочешь лететь в этот город неулыбчивых людей.

Этот город — в самом низу твоего списка желанных путешествий. Ты там бывал раньше, и этот город не принял тебя. Напугал, отвратил, отбил охоту возвращаться.

Но дела не терпят. Ты не хочешь, но ты должен ехать. И ты летишь: с тяжёлым сердцем и нестерпимым желанием поскорее вернуться.

Неделя в нежеланном городе с неулыбчивыми людьми. Ты выжил! На обратном пути ты готов расцеловать сурового пограничника. Домой, к свету улыбок…

Одноклассники

101 сообщение в WhatsApp за ночь! Было страшно взять телефон в руки — похоже, что-то стряслось.

Но нет. Ленусю всего лишь добавили в группу «25 лет спустя», где бывшие одноклассники активно обсуждали кто, с кем и как.

Сама она распрощалась с маленьким горняцким посёлком сразу после окончания школы и поддерживала редкую связь только с соседкой по парте. Со всеми остальными интересы разошлись ещё в школьные годы.

Чуть позже к Ленусе пришёл не страх, но ужас, когда из сообщений стало ясно, что из 30 одноклассников шести уже нет в живых. Ещё пятеро бухают так, что практически тоже превратились в трупы. Четверо отсидели. Трое стали инвалидами. Двое похоронили своих детей. Одна стала депутатом, а все прочие ведут более-менее нормальную человеческую жизнь…

Сон в Хэллоуиновскую ночь

Снится царю Вовке страшный сон…

Чёрная-пречёрная тарелка летит по бездонному небу, а вдоль Млечного пути мёртвые с косами стоят. И тишина…

На тарелке лежит кровоточащая волосатая рука, а на руку надета дёргающаяся кукла в шутовском колпаке.

Изо рта у куклы вываливается слюнявый язык, а на языке горят зелёным пламенем буквы:

«Я.н.е.л.о.х.»

Вспышка пронзает царские палаты. Падает царь Вовка с кровати в горячем поту, поправляет съехавший ночной колпак, трусится весь: к чему бы это?

PS: продолжение следует…

(с) художник ปิยะโรจน์ สินภูปั้น

Счастливое детство

Я — жертва. Жертва счастливого детства…

Меня и тысячи совершенно идентичных мне собратьев сшили на фабрике в Китае. На моё производство потратили ресурсы: пошивочные материалы, электроэнергию, воду, человеко-часы. Несмотря на все затраты, моя себестоимость стремится к нулю. Спасибо массовому производству на радость потребителям!

В один прекрасный день меня запаковали в пластик, закрыли в коробку, поставили в контейнер, погрузили на корабль… Ура, я прибыл в большой город!

Увы. Я долго сидел на полке в магазине, не в силах привлечь к себе благосклонное детское внимание. Через год меня выкинули в огромную металлическую корзину с надписью «Распродажа 50%». Оттуда меня выудили взрослые руки, и целых три часа я был беспредельно счастлив. Я мечтал, что обрету любящее детское сердце и настоящий дом…

Увы. Меня подарили ребёнку, у которого и без меня уже всё было. А я так хотел стать героем! Я так хотел быть любимым…

Увы. В один печальный день меня и полсотни других несчастных погрузили в пластиковый мешок и вывезли на свалку…

Я не знаю, как я оказался в океане. Любопытные дети из рыбацкой деревушки заметили меня на пляже после шторма: вонючего, обросшего моллюсками, потерявшего весь геройский облик. Но им я тоже не нужен…

Я сижу на берегу, заваленном мусором, и думаю:

— Сколько игрушек требуется ребёнку для счастливого детства?